КРЕМЛЁВСКИЕ ХРОНИКИ




С. Мосякин (112) Заметки на полях.
. 12345 ...
С тех пор прошло много лет. Через два года после выпуска я потерял из виду почти всех, с кем бок о бок провел столько времени. Если быть точным, то потери начались еще до лейтенантских погон. За месяц до выпуска курсу объявили: тот, кто не желает служить, может написать рапорт и после ГОСов получить гражданский диплом и «лейтенанта запаса». Такие рапорта в батальоне написали пять человек, и среди них был наш Ян, романтик и любитель свободы. За неделю до начала государственных экзаменов эту пятерку вызвали в штаб. Там каждому вручили стопку бумажек и выпихнули за ворота. Их специально не допустили до экзаменов, специально оставили без дипломов. Это была образцово-показательная расправа. Наш Ян уехал домой, заработав за четыре года академическую справку и звание старшины.
Слышал, что многие мои товарищи давно оставили армию. Якобы в первый же год после выпуска уволились Потряс и мой бывший комод Черышев. Говорили еще, что живет сейчас в Екатеринбурге Ян, пробуя себя на всех поприщах, и что уволился, закончив академию, Мельников.
Потом от страны, которую нас готовили защищать, остались разрозненные клочья. Демобилизовался и живет теперь за границей боксер Эдик. Служит другому государству мой друг, бывший стрелок-гранатометчик Нурдин. Один из ротных каптеров, Слава, воевал на Кавказе, был дважды ранен и награжден двумя боевыми орденами. Став командиром батальона, он получил условный срок и был уволен из армии за то, что ударил рядового.
Все это время нашу армию постоянно сокращали. Из большей ее части сначала сделали нечто среднее между больницей и тюрьмой, где офицеры должны откармливать страдающих дистрофией солдат, а затем охранять их, чтобы они не убежали от священного долга и почетной обязанности защищать Родину. Армию предавали и разворовывали, и это не было делом рук «застенчивых воришек» Грабили в открытую. Да и страна была разграблена и многократно унижена. Люди, наблюдая за теми, кто правит, постепенно привыкли к тому, что во власть идут с одной целью: урвать свой кусок И каждая новая власть спешила успеть к разделу пирога. В какой-то момент это поняли все и бросились растаскивать то, что осталось.
Часто, находясь наедине со своими банальными размышлениями, я думаю о том, как все это могло произойти. Передо мной прошла целая галерея достойных людей. Они всегда выделяются на фоне других, и все же в армии это происходит резче. Армия груба в своих проявлениях, но каждый человек в ней как на ладони. К великому сожалению, не лучшие из нас правят нами. Во власть традиционно рвутся болезненно амбициозные и алчные, те, кто посредством власти утоляет жажду повелевать или решает свои финансовые проблемы. Лучшие из нас мудры и самодостаточны. Они не участвуют в публичных тусовках и политических играх. Они уходят от этого. Мне грустно узнавать о том, что достойные люди уходят. Сильные личности, чувствуя несвободу и теряя смысл, всегда уходят, и уходят первыми. Часто мы сами отторгаем их, как инородцев. Мне кажется иногда, что они могут уйти совсем, что бы создать другую жизнь, отличную от нашей. И нас в нее они уже не пустят. Но мы не видим этого и продолжаем жить по-своему. Почему? Пожалуй, все не так уж и сложно. За происходящими в нашей жизни переменами стоят интересы конкретных людей. Эти люди на самом верху, и они недосягаемы. Их не сдвинешь с мест, не призовешь к ответу. Это клан. Каста. Меня раздражает собственное бессилие. От него хочется спрятаться. Но это «почему» возникает снова и снова. И я убеждаю себя в том, что не знаю ответа.
P.S. Необходимое примечание «Заметки» рассказывают о реальных событиях из жизни автора и его однокашников Некоторые подробности восстановлены по памяти и могут быть искажены Фамилии героев изменены. Один персонаж вымышлен.
СЕРГЕЙ МОСЯКИН ( 4/8, 3-бат, 112 выпуск)

. 12345 ...